выпуск  № 2       (15 мая 2002 года)

 

предыдущая страница страница № 8 следующая страница

AnimemaniacsMagazine - АнимеРевью.
Nomad

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАНЕЛЬ

Продюссеры:
Татсуя Танака, Наото Игай, Рио Ясумура
Режисеры: Хидеки Такаяма Яшитака Макино
Сценарист: Рио Сага
Оригинальный сюжет: Абогадо Пауверс
Дизайн персонажей: Ютака Санадори, Масакуни Канеко.
Музыка: Изу Казухико, Хирокаи Сано
Вид: 4 OVA
Продолжительность: 120 минут.

The Mystery of Necronomicon: Book of the Dead.

          Запретная книжица.
          «Одного взгляда на заголовок было достаточно, чтобы его бросило в жар, а диаграммы, вкрапленные в непонятный латинский текст, разбудили в его мозгу смутные и на редкость тревожные воспоминания. Ему показалось совершенно необходимым принести увесистый том домой и приняться за его расшифровку, отчего он унес его из лавки с такой очевидной поспешностью, что старый еврей тревожно закудахтал ему вслед. Когда же он наконец в своей комнате засел за книгу, то сочетание старинного английского готического шрифта и исковерканной средневековой латыни оказалось недоступным для его лингвистических познаний, и он с большой неохотой обратился за помощью к своему странному напуганному другу. Лорд Нортем, улыбаясь, что-то нашептывал своей полосатой кошке и, когда дверь открылась, резко отпрянул от нее. Потом он заметил книгу и весь задрожал, а едва Уильям назвал ее, потерял сознание. Придя в себя, он рассказал юноше свою историю, лихорадочным шепотом поведал о своем фантастическом безумии, чтобы тот немедленно сжег проклятую книгу и пепел развеял по ветру».
          Г.Ф. Лавкрафт. «Потомок»

          Вы наверняка много раз слышали слово «Некрономикон», но вряд ли знаете, откуда оно ведет свою мрачную историю. Само название ввел в оборот Говард Филиппс Лавкрафт, навеки припечатав им инкунабулу, сиречь книжицу, из тех, которые лучше не открывать, а попросту сжигать от греха подальше, не заглядывая внутрь…
          Если все же заглянуть одним глазом, то… Слово автору: «Я увидел формулу - перечисление того, что надо сказать и сделать, - и узнал в ней то черное и запретное, о чем читал прежде в тайных текстах, которые вызывают омерзение и любопытство и заперты странными людьми прошлых времен в охраняемые тайны вселенной, но которые я очень любил читать. Это был ключ - путеводитель - к некоторым перемещениям, вечной мечте мистиков с самых ранних лет человечества, составлявшей предмет их таинственных перешептываний. Он должен был дать свободу и открытия за пределами трех измерений той жизни и тех предметов, которые нам известны. В течение многих столетий ни один человек не мог вспомнить, как она выглядит и где ее найти, но эта книга и вправду была очень старой. Тогда еще не придумали печатный станок, поэтому какой-то полусумасшедший монах своей рукой переписал одну за другой все зловещие латинские фразы унциалами почтенной старины» [Г.Ф. Лавкрафт. «Книга»].
          Итак, Лавкрафт придумал «Некрономикон» и внес его в свой литературный мир, скромно упомянув в качестве автора некого Абдулу Альхазреда. Говард именно придумал «Некрономикон», а уж псевдооригинальный текст появился несколько позже, после смерти автора. Его написали последователи, версий было несколько, и мне кажется, что фанаты преследовали скорее коммерческий интерес, нежели литературный…
          В сущности, что есть «Некрономикон»? Лавкрафт, вернее - герои его рассказов, использовали сию книгу в качестве практического пособия практикующего колдуна и некроманта, а иногда - как справочник.
Разумеется, касательно текста книги мнения Лавкрафта и домыслы фанатов кардинально расходятся, но вот насчет с м ы с л а книги царит поразительное единодушие. Под неказистой черной обложкой скрываются з а п р е т н ы е знания, не предназначенные для глаз смертных. Знания, которые даже при беглом ознакомлении могут привести незадачливого читателя к безумию и преждевременной смерти, а уж при вдумчивом изучении….
          При вдумчивом изучении любопытствующий познает на собственной шкуре нехитрую истину, узнает, горемыка, что есть вещи и похуже смерти… Но будет слишком поздно.
          Недаром Абдулу Альхазреда герои Лавкрафта величают не иначе, как безумным, а церковь в былые времена особо рьяно охотилась за экземплярами книги, стяжавшей себе печальную известность…
          Увы, тяга к любопытству неискоренима, ей и следовал Лавкрафт, который открыл «Некрономикон» в самом прямом смысле - то бишь, придумал эту книгу. За что, собственно, в итоге и поплатился.
          Пытливое любопытство влекло и авторский коллектив, перенесшего «Книгу мертвых» на просторы аниме, а теперь той же порочной дорожкой идем и мы с вами.
          А поскольку имеем дело не с п е р в о и с т о ч н и к о м, то смело откроем книгу….

Ужасы прошлого, мерзости настоящего.

          «На юношу из черной книги магий
          Смотрели зорко с выцветшей бумаги
          Изображенья для нечистых глаз
          Все мерзости, каких бежит рассказ»
          Роберт Саути
          «Баллада о молодом человеке».

          [Источник навскидку не назову. 18 век, кажись, Франция… Цитирую по: Еремей Парнов «Трон Люцифера».]

          Темная ночь и мрачный замок на холме, задумчивая статуя и размытая фигура у алтаря, игриво перебрасывающая из руки в руку свежевырезанные, еще трепещущие человеческие глаза…
          В хищном замахе взлетает нож ….
          Женщина, слепо кидается под ноги любимому и медленно оседает на пол, держась за перерезанное горло. Кровь заливает все вокруг, Сатоши силится прорваться к двери и…
          …и просыпается в холодном поту. Память, проклятая память, вместо того что бы вернутся и огорошить кошмарными воспоминаниями, лишь ехидно глумится из дебрей подсознания, насылая мерзостные сны. И не возвращается, хоть ты тресни…
          Смутные отголоски давней трагедии не умолкают со временем. Они приходят вновь и вновь, терзая и без того метущуюся душу Сатоши Сузусаки, ординарного токийского детектива. Даже здесь, в небольшом горном отеле, куда наш герой выбрался отдохнуть от повседневных следственных будней, прошлое не желает оставаться позади. Оно тянет свои хладные длани в н а с т о я щ е е, паскудя и без того тяжелую жизнь частного сыскаря. Слава Богу, можно проснуться, и кошмар останется по ту сторону сна…
          И слава друзьям, что они рядом. Сузусаки сопровождает Асука, усыновленная им 20 лет назад, и теперь выступающая в роли того самого персонального Ватсона, который нужен каждому Шерлоку. А также - верного друга и компаньона. Чуть позже появляется очаровательная Мина Шизуи, полулегальный торговец информацией, также работающая в тесном контакте с Сатоши. Теснее просто некуда, благо отношения партнеров далеки от платонических…
          А в это время в номере этажом ниже в разящем ударе опускается нож… и некто увлеченно вывинчивает глазенки у еще живых людей…
          Сатоши преодолел первый шок. Он не впал в кому, не ушел в запой, а, засучив рукава, принялся расследовать убийство. Не без внутренней борьбы, он бросает вызов прошлому, прекрасно понимая, что повторяется старая трагедия. Ночной кошмар становится явью. Прошлое в о з в р а щ а е т с я.
          Нож, сверкая зазубренной синевой, погружается в тело, несколько безжалостных но хирургически точных разрезов - и тучный человек в ванне остается без лица и глаз…
          А вместе с жутким прошлым возвращается и память. Сердцем детектив понимает, что раскрутить это дело - значит, обрести свое «я», понять, кто он и откуда, вернуть утраченные воспоминания…
          Но не все так просто. Казалось бы, "убивец" найден, и хотя улики только косвенные, но их столько, что количество волей-неволей переходит в качество. Сатоши врывается в дверь номера предположительного убийцы… и застает очередной безглазый труп.
          Телефонный звонок. И голос, полный насмешки истерически хохоча, ехидно интересуется - ну, и кто же, батенька, у вас главный подозреваемый? И кровь хлещет из трубки…
          В следующий момент в дверь врывается полиция, и застает детектива в теплой копании еще неостывшего трупа.

Шесть негритят решили пообедать.

          «Для классического английского детектива характерна шаблонность - за что его и любят.»
          Д.Х.Чейз

          Вдумайтесь: уединенный отель в горах, силами природы и местного злыдня оказывается почти полностью отрезанным от внешнего мира. Шестеро в гостинице, и с каждым часом их ряды редеют с ненормальной быстротой. Бравый сыщик идет по следу, скрупулезно проверяя алиби каждого подозреваемого. Блин, шесть негритят решили пообедать…
          Ничего не напоминает? Правильно, сюжет в духе Агаты Кристи или Вандайка, классическая фабула любого английского детективного романа. Там нет лихих погонь, роковых красоток и шокирующих откровений, зато есть группа людей в уединенном месте, увлеченно размышляющих, кто же всадил ножик в сонную артерию лорду Тамбуретусу, отчего тот, бедолага, и преставился… У всех, естественно, алиби.
          Именно. Начало сей аниме, а точнее, первые две из четырех серий сняты в староанглийском стиле, хотя действие происходит не в туманном альбионе, а в Японии.
          Что для лавкрафтовских рассказов совершенно не типично. Зато в третьей-четвертой сериях разработчики вернулись к классической схеме повествования, что для Говарда как раз и является нормой: герой ведет весьма активный образ жизни, не привязываясь к одному месту. Он проводит расследование, путешествуя в поисках знаний по библиотекам и частным коллекциям, беспросветно ковыряется в пыльных архивах, опрашивает немногочисленных уцелевших свидетелей. И, конечно же, периодически подвергается поползновениям супостатов не от мира сего. Правда, если в р а с с к а з а х мэтра первая встреча с н е в е д о м ы м обычно становится и последней, то в аниме герой более живучий. Говоря сухим «протокольным» языком, для производства следственных действий, Сатоши вылетает в Америку, где спустя некоторое время и состоится ф и н а л .
          Разработчики мастерски импровизируют на тему, что было бы, попади персонажи Лавкрафта в наше с вами время. Задача сложная, ведь автор умер в 1937 году, и действия всех его произведений (почти всех, кроме разве что «В стенах Эрикса» и «Из глубин мироздания») разворачивается на родимой матушке Земле в начале века, в приснопамятные двадцатые годы …
          Как ни странно, аниматоры справились, причем на удивление толково. Весь мир по ту сторону экрана выстроен монолитно, без прорех, иногда кажется, что авторы общались с основателем напрямую…

Наследие.

          «Когда мир стал старым и способность удивляться покинула людей, когда серые города устремились в дымное небо мрачными уродливыми башнями, в чьей тени никому и в голову не приходило мечтать о солнце или цветущем по весне луге, когда просвещение сорвало с Земли ее прекрасное покрывало и поэты стали петь лишь об изломанных фантомах с мутными, глядящими внутрь себя глазами, когда это наступило и детские мечты ушли навсегда, нашелся человек, который отправился в запредельные сферы искать покинувшие землю мечты».
Г.Ф. Лавкрафт. «Азатот»

          Эта статья, прежде всего об аниме, а не о Лавкрафте, поэтому знакомство с мэтром вынесено в середину статьи, а не в начало. Тем не менее, знакомство состоится, поскольку, как мы увидим дальше, некоторые сюжетные ходы можно п о н я т ь только зная иные особенности мира, созданного гениальным писателем.
          Говард Филипс Лафкрафт (1890-1937)…. Если вкратце, то стандартный биографический список «родился - женился - влюбился - и т.д.» выглядит на удивление коротко. Родился в Новой Англии, город Провиденс, где и прожил всю жизнь. Окончил университет, женился, развелся… и стал-таки признанным мэтром жанра сверхъестественного ужаса, произведения которого до сих пор считаются классикой и образцом для подражания. Правда, известность, как водится, пришла после смерти.
          Неудивительно. Лавкрафт стоял у истоков фантастики вообще и ужаса в частности вместе с такими одиозными личностями, как Роберт Говард (автор легендарного Конана-варвара), Август Дерлет, Фриц Лейбер (вспоминайте сагу о Фафхрде и Сером Мышатнике), Лин Картер («Джандар с Каллисто»), Эрик Френк Рассел («Оса», «Зловещий барьер») и т.д.
Роберт Говард отзывался о Лавкрафте так: «Он любил кошек, мороженое и 18 век. Провел всю свою недолгую жизнь за плотно занавешенными окнами, иногда выходя после полуночи подышать свежим воздухом, которым только и питался. Ненавидел женщин, крахмальные воротнички и Льва Толстого, избегал зеркал и лекал, часов и линеек, машин и вершин, равно как моря и всего, что с ним хоть как-то связано. С внешним миром общался преимущественно в письменной форме. Умер в 36 лет (умер ли?) по официальной версии от рака пищевода. По неофициальной - до сих пор живее всех живых. Никогда не подписывался своим именем - обычно «Дедушка» или «Йог-Соготт».
          Творческое наследие писателя со времени его смерти испытало все превратности судьбы: сначала поросло травой забвения, потом взошло редкими полулюбительскими изданиями профинансированными последователями и поклонниками, в итоге расцвело буйным цветом переплетов крупнейших издательских фирм мира. Конечно, не остались в стороне и российские первопечатники, но о прихотливых путях продвижения Лавкрафта на Руси мы поговорим в самом конце статьи.
При жизни автор о своем наследии отзывался с изрядной толикой грусти и скептицизма: «Хуже всего то, что я постоянно оказываюсь в положении человека сидящего между двух стульев. Мои рассказы слишком хороши для дешевых изданий, но явно недотягивают до того, что бы принести мне широкую известность».
          В десятку. А потому для появившегося значительно позже кинематографа пришлись как нельзя кстати. Экранизировали с переменным успехом, начиная с 60-х годов по обе стороны океана, в Европе и Голливуде, нередко пробовали силы не только начинающие режиссеры, но и маститые хищники, вроде Брайана Юнга. Так, хорошим примером режиссерского дебюта может служить фильм извне «Из-вне», снятый на любительском уровне, но тем не менее хорошо передающий д у х новелл «Дедушки». А лучшей коммерческой интерпретацией Лавкрафта стала лента «Некрономикон», снятая в начале 90-ых Брайаном Юнгом. Хотя объективности ради отмечу - фильм в виде трех коротких историй, притом, что вторую авторы придумали сами, а первую и третью изрядно переврали. Тем не менее, у янкенсов получилось очень пристойно.
          И вот теперь мы видим, что получилось у японцев. Честно говоря, вставляя кассету в видеомагнитофон, я боялся напороться на откровенную халтуру, вроде «Зловещих мертвецов» от штатовской студии Universal.
          То еще извращение. Нет, ужастик получился неплохой, но вот экранизацией сие назвать проблематично. Авторы «Зловещих» из всего лавкрафтовского наследия вынесли только то, что Некрономикон - енто книжица такая, с ее помощью можно оживлять мертвецов и творить всякие пакости. Создателя книги и вовсе не удосужились упомянуть… Та же песня и с другой американской картиной: «Реаниматор», одним из первых ужастиков попавших в страну в постзастойные времена.
          Опасения не оправдались. Анима получилась весьма достойной, и будь в ней поменьше секса, несомненно, стала одной из лучших экранизаций Лавкрафта на большом экране. Перелистнем же страницу замшелой книги… (далее) далее

предыдущая страница страница № 8 следующая страница
Журнал основан в 2002 году. @Aleks Saotome. Использовать материалы только с разрешения автора.  Коментарии / Вопросы?