выпуск  № 6       (30 сентября 2002 года)

 

предыдущая страница страница № 8 следующая страница

AnimemaniacsMagazine - АнимеРевью.
Nomad

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАНЕЛЬ






От редактора: Внимание! HENTAI. В рубрике - материал эротического содержания. Если вам нет 16 лет или вы  не приемлите ненормативной лексики, просьба пролистать страницу, не читая. Тем более, не смотря описываемое аниме.

Nightmare Campus
(Кошмар в студенческом городке) [1]

Лиха беда начало…

«По первому телеканалу выступил Доренко. В этот раз он не ругался, а просто крыл матом. Рядом сидел Березовский и подсказывал фамилии».
Виктор Коклюшкин «Война и мир».[2]

Вообще, следовало бы приурочить эту статью к началу очередного учебного года. Что я и делаю, пускай с небольшим опозданием. Благо процесс грызения гранита науки у многих студиозусов начинается числах эдак в двадцатых-тридцатых. Так что для обитателей вечернего и заочного отделения не все еще потеряно.
     Начало и статьи, и аниме, будет соответствовать классическим канонам некоторых предыдущих работ.[3] «Лицам, каковым еще не стукнуло по темечку тяжкое и разнузданное бремя отрочества, сиречь - достижения хотя бы шестнадцати лет, дальше, наверное, лучше не читать».
     Особенно сей нехитрый постулат актуален, если вас тошнит от вида кровищи, мутит от нетрадиционных сексуальных отношений, коробит от иных забористых выражений, каковыми так богат великий и могучий русский язык.
     Впрочем, постараюсь избегать особой словесной крамолы. Знаете ли, иногда намеки бывают гораздо красноречивее слов, а недомолвки пугают не в пример больше, нежели громогласно взрезанная правда-матка.
     Читайте на здоровье, пока оно у вас еще есть…

Лимбо. [4]

«Вновь и вновь я вижу сон,
Кровью залит горизонт,
И земля в огне на много миль…»
«Ария», «Дух войны».

Тьма египетская древнего храма, затерянного в непролазной глуши Гималайских гор. Странные шорохи и далекие отголоски зыбких звуков, похожих на тихий женский плач. Масао, паренек лет шестнадцати от роду, непроизвольно вздрогнул, поправил очки с толстенными стеклами и прислушался. Показалось, что ли?!
     Молодой человек старательно продирается сквозь дебри угловатых иероглифов, высеченных умелой рукой на скрижалях замшелого камня. Его отец был знаменитым археологом, а мать специализировалась на изучении мертвых языков. Ученая чета исколесила весь мир, забираясь черти куда ради эфемерного призрака    з н а н и я.
     Конечно же, сын пошел по стопам родителей. Любопытный малыш всосал с материнским молоком любовь к истории и археологии, а кочевая жизнь и романтическое прозябание в экспедициях оказались гораздо привлекательнее нудных школьных занятий.
     «Каникулы скоро кончатся, и опять придется возвращаться в эту долбаную школу» - при мысли о подонках из параллельного класса и второгодниках из собственного у начинающего археолога затряслись руки. В дрожащем свете коптящего факела зловеще мерцали руны, начертанные в стародавние времена руками     н е в е д о м ых .
     Молодой человек физически ощущал чужеродность корявых символов, молчаливо скалящихся с потрескавшейся плиты. Теперь Масао не сомневался: мрачные письмена пришли из тех напрочь забытых столетий, когда еще не был обожжен первый камень величественного Вавилона, Атлантида гордо реяла среди океанских волн, а самым большим достижением жителей загадочной Лемурии был обсидиановый нож за поясом вождя…
     «Когда сломается древняя печать богов… землю снова охватит огонь. И души людские погрязнут во зле, и демоны станут править кровавым балом. Прольются реки крови, а вечно голодные языки пламени выжгут небосвод. Цивилизация умрет, лишившись смысла существования.
     Потомки людей, не грустите, ибо это всего лишь    н а ч а л о, а не конец.
Новая жизнь придет в ваш одряхлевший мир, она родится в    б о л и.. Немногие выжившие будут распяты на крестах судьбы. Из хаоса родится суть мира и воскреснет в новой    ф о р м е.
     И когда это случится, человек впервые освободится от ярма старых богов и обретет свободу…. Ибо многие пытались, но никто еще не избежал судьбы, имя которой - э в о л ю ц и я»
[5].
     Юноша не успел насладиться чудесным    о з а р е н и е м. Своды древнего Храма пошатнулись, земля содрогнулась и забилась в конвульсиях, с теряющегося во мраке потолка низвергся алебастровый дождь. Зыбкие звуки, недавно казавшиеся игрой утомленного воображения, вдруг оглушительно ударили по ушам. Крики рвали барабанные перепонки и безжалостно терзали разум, страх липкой змеей заползал в душу.
     Он бежал, перепрыгивая ступеньки огромной лестницы, оставляя на шершавых стенах клочья одежды, и задыхаясь с непривычки. Последний раз он отмахивал такой кросс, когда однокашники решили… Неприятные воспоминания были прерваны некстати подвернувшейся стенкой. Так, теперь поворот направо…
     «НЕТТТТ! Только не это! Любимый, что ты делаешь!!!!» - Мисао, словно получив удар бейсбольной битой - совсем как в прошлом году, когда не дал здоровяку Эбби списать контрольную по истории - устремился вперед на пределе сил, ломая отчаянное сопротивление собственного тела, не обращая внимания на красное марево, застилавшее глаза. Э т о т голос он бы узнал из тысячи других. Кричала его    м а т ь…
     Сын несся со всех ног. Лестница позади, поворот, колоссальная площадь подземного храма… Он зацепился за что-то ногой, споткнулся и упал, проехав на брюхе пару метров и расквасив нос. Секундная передышка. Болело все тело, сердце грозило вот-вот выскочить из груди, в легкие вонзались мириады раскаленных игл…
     С усилием приподнял голову. Фиалковые глаза, подернутые смертной поволокой, навеки застывший взгляд, позвоночник, торчащий из разорванного горла.
     Поначалу разум отказывался осознать увиденное. Казалось, застыло само время. Спустя пару секунд, длившихся, словно ледниковый период, Масао понял, что видит перед собой голову    м а т е р и. А споткнулся он об ее истерзанное тело…
     Испугаться он уже не успел. В следующую секунду неведомая сила играючи подняла его, перевернула вверх тормашками и пребольно шарахнула оземь. Когтистые лапищи мертвой хваткой сомкнулись на хрупком детском горле, а огромные зеленые глазищи заполонили вселенную.
     В бок робко ткнулось что-то холодное, ребристое… Рукоятка… в следующий миг угасающее сознание приняло единственное верное решение. Руки сами собой приставили пистолет к голове существа и спустили курок…
     Он бы неминуемо упал, не окажись позади массивной колонны из грубо обтесанного камня. Холодный базальт подействовал отрезвляюще, и Мисао схватился за нее обеими руками. Так утопающий хватается за соломинку в тщетной надежде на спасение.
     Отвратительное тело неведомого существа стремительно превращалось в человеческое. Втягивались когти, блекли глаза, сквозь облезающую серую шкуру проступали потрепанные синие джинсы. Жутчайшая клыкастая морда, обезображенная выстрелом в упор, непостижимым образом   м е н я л о с ь. Она словно шла рябью, колебалась, как вода в пруду от брошенного камня, становясь обыкновенным человеческим лицом… лицом его   о т ц а.
     Обессиленный и опустошенный Мисао застыл у полуосыпавшегося барельефа. Страх достиг апогея. В затуманенном сознании молодого человека что-то громогласно щелкнуло, будто сгорел предохранитель… Не было сил кричать. Слова намертво застряли в глотке, в пересохшем горле застыл отвратительный сухой ком…ненужный пистолет выпал из разжавшейся руки и гулко стукнулся о мраморный пол.
     - Вообще-то, человече, я тебе не ждала. Но и не гоню. Коль пожаловал на нашу церемонию, то будь любезен, оставайся до конца - прекрасная незнакомка смотрела на него продолговатыми фиалковыми глазами, небрежно царапая землю обнаженным мечом.
     - Твоя кровь пригодится   в о с к р е ш е н и ю - только тут до Масао дошло, что кроме сережек, меча и золотого бикини на девушке больше ничего нет.
     - Везучий. Ты не увидишь   п р и ш е с т в и я. Легкая смерть - вот твое везение. - неуловимое движение клинка - и юноша упал замертво, распадаясь на две части. Кровь обильно обагрила сияющий алтарь…
     - Печать сломана. - сказала девушка, слизывая теплую кровь с прохладного лезвия.

Уравнение с летальным исходом.

«Иные расчеты стоят жизни».
Рене Де Карт. [6]

     В нашем УИК-е (Уголовно-Исполнительный Кодекс) есть интересная норма, предписывающая отдельное содержание детей и взрослых в местах не столь отдаленных. По словам знающих людей, выходит, что страшнее «малолетки» [7] может быть только Бухенвальд времен Второй Мировой, да, пожалуй, что, гнусно прославленный ГУЛАГ в период царствования последнего императора. [8]
     Видите ли, в тюряге для взрослых или колонии строго режима действует определенный свод правил, или, проще говоря, «понятий». Беспредельщика или иного наглеца обычно снимают на взлете, соблюдается хоть плохенький, но все же - п о р я д о к.
     Детишки же, особенно во времена так называемого полового дозревания, всегда отличаются живостью нрава, отсутствием маломальского жизненного опыта и неутомимой любовью ко всякого рода экспериментам.
     Экспериментируют, конечно же, над себе подобными. В меру скудненького умишка, сдерживаемые страхом нарваться, по мере возможностей притворяют в жизнь скудненькие фантазии, из серии «что там у куколки в животике», начинают искать ответы на сиюминутные вопросы:
     «Если Петьку лобзиком изнахратить, что будет?
     А что у Таньки между ног, и почему, она, курва, с нами в сортир не ходит?
     Антошке намедни глаз выкололи, новый не вырос. Почему?»
     Плюс необходимость самоутверждаться. Если - не дай Бог! - на длительное время оставить детишек без присмотра, то результат превосходит самые худшие ожидания. Огромное количество детских «что» и «почему» как-то незаметно переходит в новое   к а ч е с т в о. Побуждает к действию, читай - к насилию. И детишки, шалея от собственной мнимой крутизны и безнаказанности, учиняют   т а к и е художества, что от описания места преступления стынет кровь в жилах...
     В этой аниме детей оставили одних. Правда, не на классическом острове [9], а в школе.  Поскольку поганый либерализм нынче в моде не только в России, то все мысленные пороки расцвели махровым цветом. Именно в этой школе   м о т а л срок наш герой, постоянно унижаемый озверевшими однокашниками. Иначе назвать процесс «обучения» язык попросту не поворачивается…
     Итак… Безнаказанность, отсутствие родительского контроля, засилье подростковых комплексов, дурные голова при хроническом недостатке мозгов, необходимость самовыражения, «чистые» аки сточные каналы помыслы… все бы ничего, но создатели этой аниме включили в состав страшненького уравнения еще одно слагаемое. Инфернально - демонического происхождения…
     Как вы думаете, что будет стоять после знака равенства? Особенно если отбросить с    т р а х возмездия? И сделать мнимую крутизну   р е а л ь н о й?
     Правильно, два слова кровью в графе «ответ»… ад кромешный.

Ад кромешный.

«Для того, что бы увидеть ад, необязательно умирать.
Некоторые попадают туда при жизни».

Данте, «Божественная комедия».

Археологи помирают в далеких Гималаях, а школа особого режима живет своей повседневной жизнью. Класс не заметил потери аутсайдера, каковой в очередной раз укатил на раскопки. Незаметно пролетели каникулы, и неотягощенные моралью ребята занимаются своими повседневными делами, причем отнюдь не уроками. Бьют морды вражинам из соседних школ, гноят слабых однокашников, не входящих в свою с т а ю, а после переменки тащат приглянувшуюся девочку в пустую аудиторию, где имеют несчастную так, сяк, и даже эдак. Ради соблюдения видимости приличий пара мордоворотов дежурят на входе, мало ли, вдруг заявится шизанутый преподаватель, закапывай его потом в подвале…
     Вдруг откуда небо затянулось облаками, солнышко померкло. Эбби застегнул ширинку и списал помутнение на преждевременный оргазм. Перешагнув через тело, еще подающее признаки жизни и сочащееся семенем, он кликнул подельщиков и направился в родной класс.
     Все, как всегда. Фикусы в кадках, исписанная какой-то матерщиной доска, испуганно разбегаются жвачные одноклассники. Его внимание привлекла парта в середине класса, на которой не было учебников, а стояла ваза с цветами и вызывающе красовалась фотография какого-то хмыря [10]. Подойдя поближе и приглядевшись, Эбби с нарастающим интересом узнал того очкастого мудака-заучку, который вечно не давал ему списывать.
     Эбби [11] задумчиво почесал в широком затылке. Как же его звали? Муся? Или Миса? «Давненько не виделись… Ничего, четырехглазый, ничего.… Вернешься с раскопок, поговорим». Замах, хорошо поставленный удар сбивает вазу, теперь добавить локтем… и его руку останавливают!
     Гигант неторопливо повернулся и неторопливо одарил худощавого школьника взглядом, не сулящему тому ничего хорошего. «Так и есть. Акира. С нами особо не контачит, корчит из себя волка-одиночку, но когда идем стенка на стенку, может и присоединится. Может и за себя постоять, уважаю. Наш человек. Ну и какого хрена ему надо?!»
     - Мертвых нужно уважать. - Акира убрал руку и выжидательною посмотрел на оппонента. Дальнейшее увидели только они двое. Эбби охватила внезапная вспышка ярости, в глубинах карих глаз полыхнуло темное пламя. Кто-то неведомый смотрел через его плечо и… отступил, когда увидел   т а к о й же огонь в глазах Акиры.
     - Не трать силу по пустякам. - в следующую секунду оба как будто вынырнули из бездны.
     - Ладно, замяли - добродушно пророкотал Эбби. Глянул куда-то в окно и прошептал: «Ну ничего себе!»
     Весь класс прильнул к окну. За окнами бушевал натуральный тайфун. На фоне молний и багровых туч раскручивалось исполинское веретено. В нем мелькнул чей-то силуэт. Мгновение ока - и все стихло, опасливо выкатилось солнце, а там, где вихрь коснулся земли, нелепо распласталась человеческая фигура.
     - Мисао… или как там тебя. - оторопело протянул Эбби.
     Акира сиганул в окно и бросился к лежащему.

Слияние.

«Ты забыл, Мисао. В древние времена демон выбирал себе человека, а человек - демона».
Акира, «Кошмар в студенческом городке».

Надеюсь, я не утомил вас, дорогой читатель. Можно было бы не городить огород, а отделаться парочкой скупых фраз, дескать зверская школа, поразительная непринужденность нравов, нечувствительность к чужой боли и т.д. Но тогда бы не удалось передать смачный д у х замечательного аниме фильма, ставшего предметом нашего сегодняшнего разговора. Предыдущая глава наглядно иллюстрируют атмосферу фильма. Дальше события развиваются по нарастающей, следуя классическому принципу - то ли еще будет!
     О, да. Мисао благополучно пережил путешествия в Гималаи, чего, увы, нельзя сказать о его родителях, товарищах по экспедиции, местных жителях, и самих Гималаях. Нет больше Гималаев. Где было   г о р и щ е теперь… нет, не пепелище.
     Там кратер, глядя на который, невольно задумываешься о бренности жизни и скоротечности бытия. Мисао вернулся, но вместе с ним прибыла и могучая кучка демонов, освобожденная после снятия печати. Причем демоны, в силу своей насквозь нематериальной сущности, прибыли в злополучный городок гораздо раньше несостоявшегося археолога.
     Зеленоглазые мигранты быстренько размяли отекшие за тысячелетия воздержания    ч л е н ы, да и повселились в наиболее полюбившихся представителей школьной братвы. Произошло как бы склеивание личностей носителя и вселившегося. С л и л я н и е в единое целое. Единство разума, памяти, склонностей…и поразительные возможности.
     Конечно, не все шло так гладко и благостно. У новоиспеченных школят-демонят иногда возникали проблемы с самоконтролем, трезвостью мышления, но кто же ломал голову над такими высокими материями!

Разборки в астральном пространстве.

«- Что вам здесь нужно?
- Мы из соседнего астрала - сказал Данил - пришли вот чакрами потереться».

А. Бушков, «На то и волки». [12]

Школа и раньше пребывала в состоянии воинствующей анархии. Ребята из разных классов сбивались в с т а и, находили повод и шли разбираться к соседям в аудиторию напротив. Те, зализав синяки и шишки, выжидали удачного момента и брали реванш. Так образовалось несколько банд, вечно находившихся в состоянии перманентной войны друг с другом. В ход шли ножи и бейсбольные биты, лилась кровь и разлетались черепа, появлялись первые трупы…
     Первую скрипку в местном коловращении жизни играли авторитеты-второгодники и их верные опричники из числа однокашников. Следом шли забияки из школьного спортклуба, нечто вроде шпанистой сборной, ну а в спину им хрипло дышал молодняк.
     Малышня постоянно силится потеснить признанных авторитетов, а второгодники не желают мириться с дерзкими поползновениями и периодически ставят оборзевших детинушек на место. Молодые волки утирают кровавые сопли, отползают в сторонку и успокаиваются до следующего раза.
     Хуже всех приходилось Мисао. Добрый и застенчивый паренек занимал в сложившейся табели о рангах самое последнее место. Обычные ученики ему сочувствовали, и возможно, наша история сложилась бы иначе или не сложилась вообще, не будь в их классе отпетой шайки-лейки второгодников, каковую возглавлял уже известный нам Эбби. Здоровяк откровенно презирал рохлю-заучку, решительно не способного ответить ударом на удар, а его кореша любили пользовать «четырехглазого» в качестве боксерской груши.
     И вот Печать сломана. Подобное тянется к подобному, и в Эбби с подельщиками вселились демоны. Кто ж знал, что в Мисао тоже вселился демон, причем - с а м ы й демон. Поначалу    о д е р ж и м ы е ведут себя на удивление странно. Не учиняют апокалипсиса, и даже не пытаются захватить власть в отдельно взятом городке. А чинно и без лишней суеты занимаются тем же, что и раньше. Как в старь мотают друг дружке кишки на плетень...
     Зато масштаб разительно изменился. Привычные дрязги сменились настоящей   в о й н о й. Стоит ли говорить, на учебу забили окончательно и бесповоротно. Малолеткам втемяшилось в больные головушки, что коль в школе полно своих демонов, которые могут и в рыло дать, то негоже зацикливаться на опостылевшей альма-матер. Пора выйти в свет. Себя показать, на других посмотреть…
     Вот и вышли как-то вечерком на улочки ночного Токио. Обретенная сила пьянила сильнее любого наркотика и настойчиво требовала выхода. Поход младшеклассников в город напоминал зверства психов, наконец-то захвативших сумасшедший дом и дорвавшихся до злокозненного медперсонала: озорно подпрыгивая, катились отсеченные головы, пылали машины и автобусы, под волосатыми копытами хрустело битое стекло, рушились истерзанные дома, в предсмертной агонии стонали растлеваемые женщины...
     …Эбби не зря сидел пятый год в шестом классе, а потому прекрасно понимал, что не все так просто. Шальная кровавая вакханалия не может длиться вечно, из-за лихих художеств недорослей может достаться и им. Он не мог сказать точно, откуда придет удар, но инстинкт хищника не давал осечек, что-то было…Подспудно маячило чувство опасности.
     Определенно не стоило пороть горячку. Посему Эбби и компания развлекались вполне цивильно. Задирали подолы девочкам из «Б» класса, потом сыграли с забредшими на школьный двор чужаками в интереснейшую игру под названием «То не досточки, то косточки хрустят».
     И все же… Парадоксально, но как только на горизонте замаячила   о б щ а я беда, старые распри были моментально забыты. Чувство опасности обострялось. Эбби в пожарном порядке начал расширять   к о м а н д у - так они называли свою стаю. На призыв объединится откликнулись немногие уцелевшие спортманьяки, удалось вербануть кое-кого посмышленее из молодняка. Дошло до того, что Мисао и Эбби   с д р у ж и л и с ь.
     Мисао делал первые шаги на нелегком пути превращения из штатного лоха в нормального мужика. Объективности ради отметим, не обошлось без влияния   в с е л и в ш е г о с я , настоятельно подталкивающего робкого паренька в сутулую спину. Горемыке умнику пришлось взрослеть   р е з к о, благо события развивались со скоростью взбесившегося курьерского поезда.
     Иногда дельные мысли приходят в умные головы одновременно, и в какой-то миг два закадычных недруга вдруг поняли, что их обкладывают, как волков в овраге. И только в    м е с т е есть дохленький шанс на жизнь. К несчастью, понимание пришло слишком поздно. На демонов начали организованную охоту, которая плавно и ненавязчиво переросла в   т р а в л ю.

Практическая демонология.

«Секс без дивчины - признак дурачины,
а воздержание - мозге погибание».

Народная мудрость.

Как-то раз один китобой после долгого плавания вернулся в старую добрую Англию. Пара лет в открытом хладном море сделали свое дело и доблестный мореход сразу же ломанулся в ближайший бордель. После седьмого соития изможденная девушка взмолилась, дескать не могу, ваше мужское достоинство уже поперек горла стоит. Сейчас, мол, подругу приведу, с ней и продолжишь. Пока она ходила, бравый морячок достал кисет, набил трубочку… Высекает кремнем огонек и слышит с улицы истошный женский визг, не лишенный, впрочем, удивленных ноток: «Ты к кому меня ведешь ?!!! Он там так дрочит, аж искры сыпятся!»
     Вдумайтесь. Моряк отсутствовал каких-то несколько лет, и ....видите, к у д а он первым делом побежал? Ни в церковь, ни к родителям, и даже не в кабак… К женщине.
     Демоны же провели взаперти   т ы с я ч и л е т и я. Вдобавок вселились в озабоченных подростков. Опьяненные духом свободы и запахом доступной женской плоти, радостно повизгивая и пуская слюнки меж аршинных клыков, похотливые порождения мрака устремились снимать пробу с этой самой плоти. Образно говоря, искры сыпались фейерверком, потому-то и нет больше Гималаев…
     Просто и логично. Хентай в рекомой аниме не притянут за уши, он прекрасно укладывается в общую систему повествования и не выглядит чем-то инородным. Авторы просто молодцы. Их концепция демонических существ очень изящно объясняет происходящие события. В том числе и наличие лесбоса.
     Как уже говорилось выше, среди адского сброда немало особей женского пола. Девчата с нетопыриными крыльями за стройными плечиками тоже истосковались по мужской ласке…да и по женской, пожалуй, тоже. Отсюда и немалое количество откровенных сцен вообще и лесбийских в частности.
     Но художественная сторона не исчерпывается хентаем во всех его гротескных обличьях и многоликих проявлениях. Авторы умудрились великолепно показать процесс   в з р о с л е н и я. Мальчики превращаются в мужчин не по дням, а по часам, потому что завтра может и не наступить. Ребята набираются жизненного опыта, лишаются комплексов, начинают трезво смотреть на жизнь горящими глазами. Происходит переоценка ценностей, неудержимо ломается б ы т, земля уходит из под ног. На их глазах вершится история…
     Они попали под безжалостный каток эволюции, и оказались распятыми духовно на крестах судьбы. Воздадим же им должное - демоническая сборная не пала духом, не сдались, а наоборот, лишь крепче сплотилась. Сложно судить, виной тому демоны или обстоятельства, время или события. Скорее всего, все вместе…
     Взрослеть пришлось быстро. Привычный мир в одночасье стал с ног на голову, и помимо ворочающихся древних богов, ярмо которых наконец-то вмешалось государство. Кто бы мог подумать… Г о д а м и власть имущие не обращали ни малейшего внимание на непотребства, творящееся в обители знаний. А тут вдруг решили вмешаться, да как! Спецназ, армия, национальная гвардия…
     И небольшая горстка молодых людей с ужасом осознала, что весь мир идет на них войной…

Ноктюрн мрака.

«Музыка становилась все более нечеловеческой, безумной и бешеной, но при этом сохраняла все свойства подлинной гениальности».
Г.Ф. Лафкрафт, «Музыка Эриха Цана». [13]

«Кампус» на порядок лучше многих хентайных поделок, каковые рисуют чуть ли не под копирку. Эти шаблонные лица героев, неизгладимая печать затасканного шаблона, грудь седьмого размера, убогие второстепенные персонажи, сделанные настолько топорно, что периодически сливаются с декорациями …
     На этом фоне наш «кошмар» просто шедевр. Буквально с первых кадров чувствуется, что над визуальной стороной фильма работали не менее тщательно, нежели над содержательной. Герои фильма прорисованы добротно и на совесть, а женские персонажи и вовсе   ш т у ч н о й выделки. Нормальные пропорции, красивые глаза и великолепные фигурки… Влюбляешься с первого взгляда и с неиссякаемым волнением следишь за похождениями сорвиголов из проклятой обители знаний.
     Приятно констатировать, что во главе угла стоит именно рисование, а не компьютерные спецэффекты. Потому-то и цвета подобраны в   м а с т ь, буйство красок не кажется чрезмерным, а прорисовке даже самых незначительных деталей уделено огромное внимание.
     Так, во время панихиды с танцами в Гималаях Масао уберег   о ч к о, но раздолбал очки. Когда он появляется на экране в следующий раз, то видно, что правая линза перечеркнута тремя глубокими трещинами. Еще интересный момент - одежда героев развевается только тогда, когда дует ветер, а брызги крови оставляют на ней бурые пятна, которые вовсе не торопятся исчезать.
     Отдельного теплого слова заслуживает музыка. Надолго запомнилась вступительная тема, я ее даже записал в качестве мелодии для сотового. И теперь окружающие недоуменно оборачиваются на жалобные всхлипы клавесина…

Ярко горящий.

“Tiger, tiger burning bright
In the forest of the night
Which immortal hand or eye
Create this dreadful symmetry?»
«Тигр, тигр, ярко горящий
Во тьме ночного леса
Чья бессмертная рука
Породила страшного тебя?»

Редьяр Киплинг.

Создала сие аниме рука Тошио Мазды. Дальше, для разнообразия, сменим стиль повествования с мрачного на юмористический: «На кровавом счету этого удалого режиссера, можно сказать - Чикатило от японской анимации - немало хороших фильмов, доведших благодарных зрителей до предоргазменного состояния. Некоторых и до предынфарктного…
     Сегодня мы в очередной раз убедились в великой силе искусства. Благо все оказалось на недосягаемой высоте - прекрасный дизайн героев и их   о р г а н о в, великолепное звуковое сопровождение, записанное симфоническим оркестром в очень плотном контакте с актерами. Мои соседи до сих пор не верят в то, что живые люди в состоянии издавать    т а к и е звуки. Не подкачала и оригинальная концовка. Чувствуется, что кончать эти парни умеют…
     Обратим внимание на небольшие недоработки   м а с т е р а. В отличие от того же некрономикона, удалось обойтись без некрофилии и оральной уринотерапии. Видимо, авторы решили не перегибать палку, и сделали ставку на красоту, а не ужас, дабы утонченный ценитель японской анимации не бился в конвульсиях от страха, а   о б д е л а л с я легким испугом.
     В общем и целом, махонькие недоработки с лихвой компенсируются большим количеством горячечного секса, подчас - лесбийского и группового. Сей факт, бесспорно, не оставит равнодушным женскую половину аудитории.
     Фильм лучше всего смотреть большой компанией. Вящего эффекта ради настоятельно рекомендуем заблаговременно раздеться, принять грамм триста огненной воды, обмазаться вазелином с ног до головы и накрепко прикрутить к стульям самых юных анимешников - а то потом придется долго вытаскивать из-под дивана».
     Ну а если серьезно, то фильм получился великолепный. Можно даже сказать - ярко горящий во всех отношениях.


1. Небольшое уточнение. Аниме называется «кошмар в студенческом городке», но речь идет о ш к о л е. Местные студенты, ежели подходить к ним с нашими мерками, на самом деле ученики 9-11 классов. Азия-с… особенности японской системы образования.
2. Сборник, «Золотая серия юмора», Москва изд-во «ВАГРИУС» 2000г. Стр. 23
3. Эссе по Demon Warrior Koji, Necronomicon-ну, и отчасти статья “Ужас в аниме”.
4. Преддверье ада.
5. Цитата из рассматриваемого фильма.
6. Это не ошибка, в оригинале имя математика от инфантерии именно так и писалось.
7. Это не ошибка, в оригинале имя математика от инфантерии именно так и писалось.
8. И.В. Сталин.
9. Намек на знаменитого «Повелителя мух».
10. Русский аналог - стопарь казенной, ломоть хлеба сверху и фото с черной ленточкой в уголке.
11. Имя примерное. У меня нет под рукой английского оригинала, а гундосому переводчику я недоверяю из принципиальных соображений. Слишком часто сия сиволапая братия перевирала все, что только можно.
12. Цит по: ОЛМА-ПРЕСС, 1998г., стр 112.
13. Цит. по: «Лампа Аль-Хазреда», издательство «Техномарк», 1993г. (Выделено мной.) Стр. 309.

предыдущая страница страница № 8 следующая страница
Журнал основан в 2002 году. @Aleks Saotome. Использовать материалы только с разрешения автора.  Коментарии / Вопросы?